понедельник, 29 мая 2017 г.

Ultima Thule - Руперт Брук

Следует отметить влияние некоторых стихов Руперта Брука (входил в "группу Блумсбери")  на написание "Ultima Thule". В опубликованной в "Гранях" (1922) работе "Руперт Брук" Набоков переводит стихотворение Брука "Heaven" и дальше пишет:

"В этих стихах, в этой дрожащей капле воды, отражена сущность всех земных религий. И Брук сам - "грезящая рыба", когда, заброшенный на тропический остров, он обещает своей гавайской возлюбленной совершенства заоблачного края(стихотворение "Tiare Tahiti"), "где живут Бессмертные, - благие, прекрасные, истинные, те Подлинники, с которых мы - земные, глупые, скомканные снимки. Там - Лик, а мы здесь только призраки его. Там - верная беззакатная Звезда и Цветок, бледную тень которого любим мы на земле. Там нет ни единой слезы, а есть только Скорбь. Нет движущихся ног, а есть Пляска. Все песни исчезнут в одной Песне. Вместо любовников будет Любовь..."

Но тут, спохватившись, поэт восклицает: "Как же мы будем плести наши любимые венки, если там нет ни голов, ни цветов? ( "Ultima Thule":Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику: призрачно ваш. Но оставим эти виноватые виньетки" - 
если нет ни голов ни цветов, то остались лишь "виноватые виньетки"). Господи, как мы станем жалеть о пальмах, о солнце, о юге. И уж больше, кажется, не будет поцелуев, ибо все уста сольются в единые Уста... Внемли зову луны и шепчущим благоуханьям, которые блуждают вдоль теплой лагуны. Поспеши, положив руку в руку человеческую, сквозь сумрак цветущей тропы к белой полосе песка и в мягкой ласке воды смой пыль мудрованья. И до зари, под сияющей луной, нагоняй в беззвучно-глубокой воде чье-то мерцающее тело и теневые волосы (не иначе русалка), а то предавайся волне полудремотно. Ныряй, изгибайся, выплывай, выглядывай из цветов, смейся, призывай - пока уста наши еще не поблекли, пока у нас на лицах не стерлась печать нашего "я"..."

Ни один поэт так часто, с такой мучительной и творческой зоркостью не вглядывался в сумрак потусторонности. Пытаясь ее вообразить, он переходит от одного представления к другому с лихорадочной торопливостью человека, который ищет спички в темной комнате, пока кто-то грозно стучится в дверь."
 и еще дальше: "Между этих крайностей развертывается вереница более спокойных образов. Вот на берегах Леты, среди мифологических кипарисов, поэт встречает свою умершую любовницу, и она, беспечная Лаура эта, вскидывает темно-русой очаровательной головой", так потешает ее вид древних мертвых - Сократ курносый, щуплый Цезарь, завистливый Петрарка."

В предисловии к роману Набоков пишет: "Первая глава, под названием Ultima Thule , появилась в печати в 1942 году. Глава вторая, Solus Rex , вышла ранее. Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или не узнанной ее мужем."

Итак имеем:
1. Фальтер шарлатан (квак).
2. Фальтер провидец. (к этому пункту вернемся позже и попытаемся понять какую истину познал Фальтер).
3. Фальтер "медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или не узнанной ее мужем."

Как предположение:неудавшаяся попытка умирающей жены донести эту фразу - явиться Фальтеру:
Руперт Брук. Перевод В.В. Набокова.

Усталый, поздно возвратился
я в сумрак комнатки моей,
к уюту бархатного кресла,
к рубинам тлеющих углей.
Вошел тихонько я и... замер:
был женский облик предо мной:
щеки и шеи светлый очерк,
прически очерк теневой,
да, в кресле кто-то незнакомый,
вон там, сидел ко мне спиной.
И волосы ее и шею
я напряженно наблюдал;

Solus Rex - Гидропаты

Solus Rex - отчасти пародия на сюрреализм и на одну из его предтеч фумизм. Solus Rex - мир "Гидропатов" в прямом смысле: "..шелест дождя, систематически шедшего по чистому подсчету триста шесть суток из трехсот шестидесяти пяти или шести.."

понедельник, 10 апреля 2017 г.

Solus Rex - Забытый хлыстик

 "Solus Rex": Присланный накануне хлыстик взят не был: принц (кстати сказать, введший в моду дурной французский язык при дворе) высмеял «ce machin ridicule»(это забавное устройство), который, по его словам, сынок конюха забыл у королевского подъезда, — «et mon bonhomme de p`ere, tu sais, a une vraie passion pour les objets trouv'es»(А у моего папочки, как ты знаешь, настоящая страсть к находкам).

У В.В. Набокова та же страсть находить в лит. произведениях забытые вещи.

У Пушкина "Евгений Онегин". Глава 7.:

И Татьяна входит в дом пустой,

Где жил недавно наш герой.

Она глядит: забытый в зале

Кий на бильярде отдыхал,

На смятом канапе лежал

Манежный хлыстик. Таня дале;

В "Ultima Thule" Синеусову заказал иллюстрации к поэме "Ultima Thule" на непонятном для него языке, «известный писатель», и выполняя заказ Синеусов рисует изображения мифического королевства. Но и Пушкин читая "Дон Жуана" Байрона, на плохо понятном( "на тот момент" или лучше написать "на то время") для него английском языке, со словарем или во французском переводе создает свой мир в "Евгении Онегине".

четверг, 6 апреля 2017 г.

Solus Rex - Ч. Кинбот

Безумные комментарии в скобках в стиле Чарльза Кинбота:

"Solus Rex" : "Теперь эта спальня была ясна: с трещиной поперек потолка, похожей на дракона(Шекспир); с громадным столбом—вешалкой, стоявшим как дуб в углу(Д. Джойс); с прекрасной гладильной доской, прислоненной к стене(?); с устарелым приспособлением для сдирания сапога за каблук в виде большого чугунного жука—рогача, таящегося у подола кресла, облаченного в белый чехол(Ф. Кафка). Дубовый платяной шкап, толстый, слепой, одурманенный нафталином (Чехов),соседствовал с яйцеобразной корзиной для грязного белья, поставленной тут неизвестным колумбом(Достоевский). Там и сям на голубоватых стенах кое-что было понавешено: уже проговорившиеся часы, аптечка, старый барометр, указывающий по воспоминаниям недействительную погоду(М. Пруст) , карандашный эскиз озера с камышами и улетающей уткой(Тургенев?), близорукая фотография господина в крагах верхом на лошади со смазанным хвостом, которую держал под уздцы серьезный конюх перед крыльцом, то же крыльцо с собравшейся на ступенях напряженной прислугой(Л.Н. Толстой), какие-то прессованные пушистые цветы под пыльным стеклом в круглой рамке(Пушкин, пример аллюзии:

Цветок

Цветок засохший, безуханный,
Забытый в книге вижу я;
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя:

Где цвёл? когда? какой весною?
И долго ль цвёл? И сорван кем,
Чужой, знакомой ли рукою?
И положен сюда зачем?

На память нежного ль свиданья,
Или разлуки роковой,
Иль одинокого гулянья
В тиши полей, в тени лесной?

И жив ли тот, и та жива ли?
И нынче где их уголок?
Или уже они увяли,
Как сей неведомый цветок?


)… Немногочисленность предметов и совершенная их чуждость нуждам и нежности того, кто пользовался этой просторной спальней (где когда-то, кажется, жила Экономка, как называли жену предшествовавшего короля).." - вот же они: Экономка и предшествовавший король.

суббота, 1 апреля 2017 г.

Solus Rex, Ultima Thule

 Набоковская декларация о том, что в тех произведениях писателя которые можно отнести к искусству., подлинное взаимодействие, борьба, интрига ведется не между героями произведения. а между писателем и читателем. Талантливость, уникальность произведения зависит от качества и количества <<"иллюзорных решений",--всяких обманчиво-сильных первых ходов, ложных следов и других подвохов, хитро и любовно приготовленных автором, чтобы поддельной нитью лже-Ариадны опутать вошедшего в лабиринт.>> -- описывая сложную шахматную задачу ("Другие берега"). 

"Solus Rex" и "Ultima Thule" обращена к "умному" читателю и читателю в будущем, например с интернетом. Умник с интернетом не нашел бы простых ответов, а попал бы в лабиринт мнимых решений, клюнув на первые обманчивые ассоциации и ложные аллюзии, прибавим еще те которых нет, но которые придуманы самим читателем. Первые предложения в "Solus Rex" отсылают к "Гамлету" Шекспира... В "Ultima Thule" к Э. По и дальше по обманчивой и ложной паутине лабиринта: Пушкин, Египетская мифология, античная философия, Гете, Державин, Гумилев и т.д. Например попав в Пушкинскую тему в лабиринте: "Брожу ли я вдоль улиц шумных", "Русалка", "Египетские ночи" и т.д. Решение и ответ же очень пруст прост.

пятница, 31 марта 2017 г.

Solus Rex

 Среди мелькания всех этих героев с именами: Адульф, Гафон, Скунк, Гумм, Онзе и т.д., художник с Ф.И.О.: Дмитрий Николаевич Синеусов кажется подлинным лицом. Его подлинность проступает из наслоения сюрреалистических мнимостей, условностей окружающих его мира.

пятница, 24 марта 2017 г.

".. Уж не пародия ли он?"

 Синеусов в "Ultima Thule" - пародия (отчасти и самопародия автора) на творческую натуру с ее "вечными" вопросами: смыслом сущего, существованием Бога, жизни после смерти и т.д.

И "Solus Rex" - пародия на монархическое государство с выдуманной, часто сюрреалистической мифологией и историей. Сюрреалистической - возможно и другое слово - сказочной. Вот пример: "Когда Рогфрид I вступил или, вернее, вскарабкался на шаткий трон, который он сам называл бочкой в море" (Solus Rex) - удержать трон в таких условиях так же реально как и путешествие по морю вдвоем в этой бочке, и последующее провозглашение на княжение (князь Гвидон "Сказка о Царе Салтане, .."). "..Жизнь страны, как некая амфибия, держит голову в простой северной действительности, а брюхо погружает в сказку, в густое, живительное волшебство.." (Solus Rex).