понедельник, 16 октября 2017 г.

 "..когда судья,-- приблизившись вплотную...-- произнес с сырым шепотом: 
"с любезного разрешения публики, вам неденут красный цилиндр", -- 
выработанная законом подставная фраза, истинное значение
коей знал всякий школьник." ("Приглашение на казнь")

"Приподняв угол  зеленой шерстяной занавески, часовой 
в дверной глазок мог наблюдать заключенного, сидящего  
на зеленой  деревянной  кровати или на зеленом же стуле,
в байковом халате, в картузе, -- собственный головной 
убор разрешался,  если  это  только   не  был  цилиндр
-- что  делает честь правительственному  чувству гармонии, 
но создает по закону  негатива  образ довольно 
назойливый (Писарев, тот  сидел в феске). Перо полагалось
гусиное; писать можно  было на зеленом столике с 
выдвижным ящиком, дно которого, как пятка Ахиллеса, 
одно оставалось неокрашенным." ("Дар") 

У заключенного Цинцинната была философская ермолка.

воскресенье, 8 октября 2017 г.

В. НАБОКОВ "Приглашение на казнь"

Что будет, если дать волю языку чтобы весь его аппарат, инструментарий, дух сложившийся в процессе развития беспрепятственно, без условностей здешнего мира, токмо "по воле" автора разливался по бумаге -- то(да) будет мир "Приглашения на казнь" -- абсурдная нереальность, мнимость не только как одно из свойств подлунной реальности, но и языка.

Solus Rex - Принц Адульф - С.П. Дягелев

Принц Адульф, которого Набоков почему-то представлял себе внешне похожим на театрала С.П. Дягелева



воскресенье, 1 октября 2017 г.

В. НАБОКОВ "Приглашение на казнь"

 "..древний герб города, -- а именно: доменная печь с крыльями, -- и давали нужный материал вечернему отблеску.("Приглашение на казнь")

"Набоковский герб изображает собой нечто вроде шашечницы с двумя медведями, держащими ее с боков: приглашение на шахматную партию, у камина, после облавы в майоратском бору; рукавишниковский же, поновее, представлял стилизованную домну." ("Другие берега")

Герб Рукавишниковых:



источник: сайт "Исторические пуговицы" http://www.pugoviza.ru

Намет выходящий от шлема в виде листьев, как и во многих гербах, если щит герба увенчан шлемом, -- напоминает крылья.

P.S. Знаком только с комментариями к роману "Приглашение на казнь" опубликован-
ному  в Библиотеке Максима  Мошкова, и их не буду воспроизводить. Не знаю 
встречались ли где-либо, хоть как-то похожие на мои, комментарии и заметки к 
"Приглашение на казнь" написанные кем-либо в других местах.

воскресенье, 27 августа 2017 г.

В. НАБОКОВ "Приглашение на казнь"

"Сообразно с законом, Цинциннату Ц. объявили смертный приговор шепотом." 

"Языку нашему надобно воли дать более (разумеется, сообразно с духом его). И мне ваша свобода более по сердцу, чем чопорная наша правильность." (А.С. Пушкин. Письмо М.П. Погодину. 1830)

"Я видел, что нет иного блага, кроме того, что полезно обществу и с порядком сообразно; нет иного зла, кроме того, что сему противно."
 (Д.И. Фонвизин. Слово похвальное Марку Аврелию. 1777) 

Под другим углом зрения стоя на конвеере истории. Крепость с тюрьмой, тюремщики -- русская эмиграция, как левая так и правая. За крепостью -- Германия 1933-1935. Конечно, Цинциннат не Набоков, но в персоне узника тот же непрозрачный трепет и те же слова из мира Набокова.

четверг, 13 июля 2017 г.

Solus Rex, Ultima Thule, Pale Fire

 В интервью ((This  interview  (published  in  Wisconsin  Studies  in Contemporary Literature, vol. VIII, no. 2, spring 1967) was conducted on September 25,  27,  28,  29,  1966,  at  Montreux, Switzerland)) отвечая на вопрос о концовке романа "Pale Fire" и недоумении персонажа Ч. Кинбота, когда он предложил Шейду назвать свою (Шейда) поэму "Solus Rex", но увидел "Pale Fire"; и взаимосвязи между двумя романами "Pale Fire" и неоконченным "Solus Rex".

Набоков отвечает (sorry за непрофессиональный перевод): "Мой "Solus Rex", разочаровал бы Ч. Кинбота меньше, чем поэма Шейда. Две страны, земля Одинокого Короля и Зембла, принадлежат одной и той же биологической зоне. В их субарктических болотах много одинаковых бабочек и ягод. Печальное и далекое королевство, кажется, преследовало мою поэзию и прозу с 20-х годов. Это не связано с моим индивидуальным прошлым ( It  is  not  associated  with  my personal  past). В отличие от Северной России, как Зембла, так и Ультима Туле горные, а их языки выдуманные -- скандинавского типа. Если бы жестокий пранкер похитил Ч. Кинбота и перенес его с завязанными глазами в сельскую местность Ультима Туле, Ч. Кинбот, по крайней мере, не сразу бы узнал, по запаху смолы (хотел написать живицы, но не подходит) и птичьим голосам, что он не вернулся в Земблу, но он был бы точно уверен, что не находится на берегах Невы."

Что касается поэзии с 20-х годов до написания  "Solus Rex" то "следов преследования" печального и далекого королевства" не связанного с Россией Набокова в поэзии Набокова не так уж и много. Вот один из примеров:


          Ульдаборг
(перевод с зоорландского)

Смех и музыка изгнаны. Страшен
Ульдаборг, этот город немой.
Ни садов, ни базаров, ни башен,
и дворец обернулся тюрьмой:

Математик там плачется кроткий,
там -- великий бильярдный игрок.
Нет прикрас никаких у решетки.
О, хотя бы железный цветок,

Хоть бы кто-нибудь песней прославил,
как на площади, пачкая снег,
королевских детей обезглавил
из Торвальта силач-дровосек.

И какой-то назойливый нищий
в этом городе ранних смертей,
говорят, все танцмейстера ищет
для покойных своих дочерей.

Но последний давно удавился,
сжег последнюю скрипку палач,
и в Германию переселился
в опаленных лохмотьях скрипач.

И хоть праздники все под запретом
(на молу фейерверки весной
и балы перед ратушей летом),
будет праздник, и праздник большой.

Справа горы и Воцберг алмазный,
слева сизое море горит,
а на площади шепот бессвязный:
Ульдаборг обо мне говорит.

Озираются, жмутся тревожно.
Что за странные лица у всех!
Дико слушают звук невозможный:
я вернулся, и это мой смех --

Над запретами голого цеха,
над законами глухонемых,
над пустым отрицанием смеха,
над испугом сограждан моих

Погляжу на знакомые дюны,
на алмазную в небе гряду,
глубже руки в карманы засуну
и со смехом на плаху взойду.
        1930

среда, 12 июля 2017 г.

В. НАБОКОВ "ULTIMA THULE"

 Синеусов сидит на пляже и видит:"Камни, как кукушкины яйца, кусок черепицы в виде пистолетной обоймыосколок топазового стекла, что-то вроде мочального хвоста, совершенно сухое, мои слезы, микроскопическая бусинка, коробочка из-под папирос, с желтобородым матросом в середине спасательного круга, камень, похожий на ступню помпеянца, чья-то косточка или шпатель, жестянка из-под керосина, осколок стекла гранатового, ореховая скорлупа, безотносительная ржавка, фарфоровый иверень.."

С серого севера
В.В. Набоков

С серого севера
вот пришли эти снимки.

Жизнь успела на все
погасить недоимки.
Знакомое дерево
вырастает из дымки.

Вот на Лугу шоссе.
Дом с колоннами. Оредежь.
Отовсюду почти
мне к себе до сих пор еще
удалось бы пройти.

Так, бывало, купальщикам
на приморском песке
приносится мальчиком
кое-что в кулачке.

Все, от камушка этого
с каймой фиолетовой
до стеклышка матово-
зеленоватого
,
он приносит торжественно.

Вот это Батово.
Вот это Рожествено.

20 декабря 1967, Монтре.
"Новое Русское Слово", Нью-Йорк, 21 января 1968.

Все что осталось от прошлого после отъезда, за вычетом воспоминаний.